Final Fantasy VII

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Final Fantasy VII » Анкеты и пробный пост » Пушистое ЧУДОвище в ошейнике


Пушистое ЧУДОвище в ошейнике

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1.Имя,фамилия (фамилия необязательна): Танака (Рен) Иннеренн.
Администрацию хочу попросить сменить никнейм на Innerenn, а потом стереть это предложение из анкеты =P.

2.Возраст: 22, но выглядит на 15-16 лет. Именно этот возраст пришелся на окончание эксперимента и внешне она больше не менялась.

3.Пол: женский

4.Характер: Генетически натасканный “цепной пёс”, впитавший азы выживания вместе с химическим раствором, заменившим молоко матери. Рен была создана как прототип модифицированной боевой единицы, поэтому в психику девушки искусственным путём чётко вбит набор навыков и инстинктов. Единственно возможный способ существования такого образца – служение некой персоне, идентифицированной как «Хозяин». В отсутствие такового ведётся постоянный неконтролируемый поиск. Впрочем, одним из главных недостатков эксперимента стало именно отключение большей части боевых инстинктов и возвращение образцу достаточного объёма свободной воли и личностных характеристик в мирное время. На деле это представляется так: в момент, когда угрожает опасность, она представляет из себя образец прекрасного собранного бойца, выполняющего то, что ему говорят, а в обычной жизни этот портрет может меняться до неузнаваемости.

Итак, характеристики:
В бою хладнокровна, обладает практически идеальным самоконтролем. Является великолепным исполнителем, готовым, рискуя жизнью, подтвердить собственную компетентность и точно знающим рамки профессиональной этики (никаких лишних вопросов, никаких сделок с совестью, отсутствие более привилегированных задач, чем приказ, действующий на данный момент). Манера ведения боя всем своим видом неуловимо похожая на игру кошки с мышкой, даже если противник превосходит ее во многом. Но это не значит, что Рен не оценивает степень опасности, внутри она остается довольно хладнокровной. Быть может даже слегка излишне садистичной в действиях.

В обычной жизни Рен «более живая». Наличие «Хозяина» скорее не представляет тут четкое соотношение «хозяин-слуга», потому что эта «слуга» довольно самостоятельна и со своим норовом.
К окружающей ее серой людской массе относится холодно, подозрительно, держит на расстоянии вытянутой руки. Боится, остерегается, и на то есть свои причины. Более того, часто относится к людям на удивление равнодушно, недружелюбно, часто довольно грубо и цинично. Она не испытывает к ним уважения изначально, но все может меняться если человека есть за что «во что-то ставить». Любит людей твердых, решительных, со своей жизненной позицией (которая вполне может и не совпадать с ее собственной, но этих людей она не перестает уважать), возможно даже испытывание уважения перед смелостью тех людей, которые готовы пролить реки крови для достижения своей цели. Но это отнюдь не делает ее полновесным злом, ведь в конечном счете ее интересуют лишь цели Хозяина, каким бы он ни был.
Судить склонна по поступкам и намерениям, не принимая на веру слова, ведь говорить можно что угодно.
Самым правильным было бы сказать, что «Хозяин» для Рен – инстинктивный смысл жизни и цель существования, имеющий главный приоритет и для которого она готова на все. Это как быть хозяином волкодава: она искренне привязана только к Хозяину и только перед ним дружелюбно виляет хвостом, а ты трепешь ее за уши, зная, что тебя-то она не тронет… Позиция «Хозяина» всегда приоритетная и правильная даже, если идет врозь с ее собственной точкой зрения. Все сомнения остаются только между ними, и приказ исполняется. Остро реагирует на любое проявление заботы по отношению к себе самой, потому что, сколько себя помнит, не чувствовала подобного от окружающих.
С близкими людьми Рен бывает и непосредственной, простой в общении. Считет что безвыходных ситуаций не бывает, являясь безнадежной оптимисткой с твердым стержнем. Не оптимисткой – так улыбаться будет назло обстоятельствам. Упорству девушки можно позавиловать: она не перестанет вставать после тысячного падения под грузом жизни и идти вперед к цели.
Склонна к анализу собственных мыслей и поступков. Чаще всего спокойна и уравновешенна. Слегка замкнута, после произошедшего в ее жизни потрясения и виня себя в полной своей несостоятельности, беспомощности, но это скорее всего временно… на момент переосмысления и переваривания новых жизненных фактов.

5.Внешность+картинка:

http://s58.radikal.ru/i159/0903/ea/3b01fdd8bf80.gif

Как битое стекло в ведёрке со льдом – холодно, неожиданно остро.
Невысокий рост, тонкая кость, угловатое худощавое телосложение и несколько нескладный подростковый силуэт. Правда, изрядно схалтурив на силуэте, природа на совесть проработала остаток обёртки, в список наград вошла матовая, бледная и гладкая кожа, неестественно белоснежный поток длинных волос, обрамляющих аккуратный овал лица с правильными, чуть заострёнными чертами, рельефным изяществом носа, узкими, красиво очерченными губами и грациозно-тонкой шеей. Черты лица лишь с какой-то еле уловимой вутайской наклонностью – единственное что осталось от матери. Остро выделяется неестественный, сине-голубой, насыщенный сапфировый цвет глаз, в обрамлении угольно-черных ресниц. Это делает взгляд довольно выразительным на фоне общей бледности кожи и акцентирует внимание на глазах. Глаза нередко хищно прищуренные, ищущие и находящие. Улыбка, зачастую слегка надменная, а то и вовсе паскудная… Но все может меняться в зависимости от ситуации.
В одежде предпочитает либо темные цвета, либо нечто светлое, подчеркивающее особенности внешности. Не брезгует высокими, до колен, тяжелыми сапогами на шнуровке с низким плоским каблуком, экстремально короткими мини-юбками или шортами, открывающими бедра, майки\футболки\кофты, желательно без рукавов. На плечах – стальные браслеты. На шее – ошейник со стальными клепками. Напоминание о втором рождении и лаборатории. Сверху накинут длинный тёмный плащ с капюшоном, скрывающим лицо, в оформлении одежки много железных деталей. За спиной - 2 парных клинка в перекрещенных ножнах, перчатки «без пальцев», аккуратный маникюр из небольших, заостренной формы ногтей.

http://s40.radikal.ru/i087/0903/30/7ac108adbc09.jpg

Оборотная форма – большущая белая тварь, отдаленно напоминающая очень крупного волка и кошку одновременно. Кошачьи когти, неожиданно острые и крепкие, рысиные уши с кисточками, вертикальные зрачки… шипованный гребень на спине, выглядывающий из великолепной белой гривы, вечно взъерошенной и развевающийся сверху. Телосложение Грима мускулистое, но легкое и пластичное… будто созданное для бега с его сильно развитыми лапами и высокой посадкой туловища. Размером животное в чем-то соотносимо со всем известным Нанаки (Редом XIII), но Грим будет покрупнее.
В последнее время редко принимает человеческий облик, живя жизнью животного.

6.Оружие:
Специализация – одиночное и парное клинковое оружие. На момент начала игры оружие вообще отсутствует, но позже думаю обзавестись. Боевые навыки заложены «программой».

http://s57.radikal.ru/i156/0903/b4/ae733be845b1.jpg

7.Способности:
Оборачивается в монстра – Грима, откуда вытекают нечеловеческие показатели силы, ловкости и прочих повышенных характеристик, вместе с регенерацией (само собой, это не подразумевает восстановление отрезанной конечности или бессмертия. Тяжелые раны могут заживать и несколько дней, вплоть до впадения в анабиоз при этом). Так же обострена чувствительность к чужой ауре и энергетике.
Иллюзии. Необходим первоначальный зрительный контакт для того чтобы настроиться. Морок пропадает, как только человек исчезает из поля видимости или что-то мешает концентрироваться. Пожалуй, ничем не опасны. Зачастую используются как отвлекающий или запугивающий маневр.

8.Особые приметы,привычки: сама по себе особая примета о.О Бледность в тон белесых волос – сочетание единичное.
Привычки? Разве что курит и время от времени питается сырым мясом.

9.Биография:
Страх во все времена был единственно надёжным стимулом прогресса. Люди, загнанные в угол, становятся опаснее диких зверей, изощряясь в методиках выживания, переступая через всё, мешающее продвижению к поставленной цели, даже если эта преграда – нормы морали, ими же скурпулёзно выстроенные для защиты от самих себя. Давать или отнимать право на жизнь, манипулировать живыми душами, обрекая их на участь убийц себеподобных – разве не много от божественных привилегий взяли на себя эти существа, пусть даже и под грузом ярлыка жертвы?
Сначала был сброд, горстка энтузиастов, твердо взявшаяся за идею создания оружия, способного конкурировать с шинровской армией. Потом к ним примкнули финансисты, углядевшие здесь свою выгоду. Власть денег привела под крыло новообразованной подпольной организации учёных… И вот оно – плод долгих лет ожидания и надежд - “святое орудие возмездия”, проповедующее смерть.
Ну а я была изначально лишена привилегии выбора. Искусственно созданная практически с нуля, я не имела возможности самостоятельно определить свою судьбу – даже отказаться от уже предложенной участи…
Меня никто не спрашивал, хотела ли я вообще “родиться” таким образом. И, тем более, никого не волновало мнение образца, которого в конечном счёте ждал утиль – смерть, подобная той, которую я сама должна была нести с их именами и их молитвами на губах.
Отвратительно.
Итак, маленькое лирическое отступление:
Я родилась двадцать два года назад на территории Вутая, довольно близко к горячим точкам. Обыкновенное человеческое дитя, не выделяющиеся ничем, кроме, пожалуй, фантастической живучести – мало того, что роды происходили в условиях абсолютной антисанитарии и без медицинской помощи, так ещё и с молоком для малышки возникли серьёзные проблемы. Ни моя мать – бедная женщина, не способная прокормить даже себя, ни, тем более, отец, чью личность она не смогла бы установить при всём желании, не смогли обеспечить новорожденную должным уходом. Но, несмотря ни на что, Има не бросила своё дитя, ведомая скорее примитивнейшим инстинктом, чем здравым смыслом. И, как оказалась, не зря - я обладала невероятной жаждой жизни, цепляясь за каждую каплю воды или крошку хлеба. Именно на этих двух бесхитростных продуктах непостижимым образом выросла маленькая оборванка, которая к тому же, не была чистокровной вутайкой (лишь отдаленно взяв что-то неуловимое от матери). Уже в семь лет я прекрасно знала, как опасны тени, куда нужно прятаться и как быстро убегать. Я не была ни сильной, ни ловкой, ни, тем более, смелой – да и что можно было бы взять со скелетообразного, вечно голодного маленького ребёнка? Но извечный инстинкт, дикое желание выкарабкаться из этой грязи, делало меня такой же пронырливой и живучей, как вездесущие тараканы. В итоге, моей матери повезло куда меньше, чем мне.
После её смерти я чувствовала странную пустоту… и всё, пожалуй. Особо тёплых чувств эта грубая женщина, давно потерявшая человеческое лицо в пучине животных инстинктов и позывов, во мне не вызывала. Хотя, как говорят, мать бывает всего одна и на всю жизнь…
Оставшись одна, я не долго пробыла на улицах. Меня забрали в детский приют, неприметно расположившийся в горах Дао-Чао. Как оказалось, эта организация обдуманно собирала в одном месте ребят, потерявших родителей в результате военных действий – похоже, они собирались воспитать поколение фанатиков, давя именно на травмы, оставшиеся в психике детей. За нами некоторое время ухаживали, обучая грамоте, основам поведения в обществе и регулярно рассказывая бесконечное количество страшных сказок, где люди корпорации играли роли отъявленных негодяев. Раз за разом нам вдалбливали одну простую истину – они есть зло в последней инстанции, иго, нависшее над страной, чудовищная язва на лице планеты,  достойная только одного – уничтожения. Все до единого. А мы – есть сосредоточие света,  добра  и справедливости на планете. Восхитительный получался контраст…
Нельзя сказать, что вся эта пропаганда совсем не произвела на меня впечатления. В конце-концов, семь лет – именно тот возраст, в котором ребёнку проще всего внушить какие-либо мысли. Просто я пострадала не в той степени, как другие. Страх перед войнами был всегда, так же, как перед любым стихийным бедствием – но разве вы ненавидите цунами за то, что оно смывает дома людей, построенные слишком близко к воде? Или пытаетесь отомстить смерчу, унёсшему жизни ваших родителей, живущих в опасной зоне? Я не была настолько наивной.
Жизнь, тем временем, продолжалась. И наступила вторая фаза эксперимента под кодовым названием “Грим ”, который незаметно вела организация. Начали пропадать дети, мои сверстники – один за другим, с пугающей регулярностью. Нам врали, будто бы они обрели новые семьи, но при этом игнорировали все задаваемые нами вопросы. И, в один прекрасный день, девочка, показавшая лучшие показатели выносливости организма, оказалась в числе пропавших.
Мне было десять, когда они решили всё за меня. Даже обычной речи не было, как не было и предложения “верой и правдой защищать честь родного государства” – их “программа” изначально была направлена на подавление воли носителя. Ведь не смотря на то, что эта организация была образована мелкими сошками и так и не сумела перерасти в что-то более крупное, среди учёных попалось несколько действительно гениальных личностей, с энтузиазмом принявшихся за дело в скрытой ото всех подземной лаборатории.
Программа по искусственному формированию модифицированной живой единицы разрабатывалась ими давно. В качестве исходного материала должны были выступить уличные дети, пропажу которых никто бы и не заподозрил. И я оказалось в числе немногих “избранных”, которых было решено подвергнуть опытам.
Меня запихнули в инкубатор, построенный по специальным технологиям. И понеслось… Гормоны, вытяжки, вирусы, круглосуточное заключение, жужжание приборов, многочасовые операции, острый, режущий глаза свет лабораторных ламп. И все заново. И еще раз. До результата.
Именно тогда мои волосы приобрели снежно-белый оттенок, а кожа постепенно становилась до невозможности бледной без солнца и под воздействием изменений в организме.
В результате перенесенной трансмутации я перестала быть человеком в полном смысле этого слова. Уже тогда во мне стала проявляться сущность Грима, - искусственно созданного ими монстра, - заменяющая человеческое существо и вставшая с ним в конфликт. По идее, я не должна была бы пережить такого вмешательства в собственную физиологию, но на тот момент я и так балансировала на грани между жизнью и смертью. Возможно, мне просто повезло. Или же моя живучесть действительна была феноменальной. Но, в отличие от полусотни других образцов, я всё ещё продолжала бороться.
После удачного «превращения» ученые не остановились на достигнутом.
Следующим шагом была тщательная стимуляция психики. Они пытались вырастить марионетку и откровенно дрожали при мысли, что что-нибудь может пойти не так. Бесконечная череда мелькающих с невероятной скоростью образов, “обучение” в коме. Чёткие алгоритмы требуемых от Грима действий. И вдолбленный в самое сердце инстинкт повиновения приказам, не важно, какой степени сложности. Наличие Хозяина – фактор, вошедший в плоть и кровь новорожденного существа. Именно так я потеряла большую часть свободной воли и тех отрывочных воспоминаний, которые мне потом пришлось восстанавливать по крупицам, читая их архивы. В моём сознании копались до тех пор, пока там не остались только необходимые для них навыки.
Отчётливо я помню только первые три дня. Дальше – кровавые провалы. Я убивала, охотилась, бегала, ненасытно, без устали, как настоящее чудовище. От рук творения этих людей погибло множество моих сородичей, на которых меня решили «испытать». Но они перестарались, отобрав у образца волю – без приказа Грим не способен был совершать даже примитивнейших действий. Учёным пришлось пойти на попятную и чётко разграничить мою личность и плоды эксперимента, ослабив действие последних. Я начала приходить в себя, мучительно долго восстанавливая сознание.
Потом что-то пошло не так. Видимо, свою лепту внесла чудовищная сущность, в какой-то момент взявшая верх над моей собственной личностью. Кажется, Грим взбунтовался и, получив контроль, устроил бойню.
Страх снова сыграл свое дело в человеческой психике. Верхушка организации поняла, что их опасения стали реальными и приняли скорое решение об уничтожении экспериментального образца вместе с группой ученых и подземной лабораторией, не желая рисковать дальше. Так, чтобы и следа не осталось…
Что случилось затем, я помню смутно. Тяжесть полученных повреждений превысила допустимый порог, организм автоматически перешел в режим регенерации, впав в анабиоз и сведя все жизненные показатели фактически к нулю. Возможно, мне повезло: скорее всего группа зачистки посчитала меня мёртвой, имея смутные представления об эксперименте и устранив ученых, работавших над проектом.

Пробуждение наступило только 2 года спустя. Это срок, который потребовался для полного восстановления организма и личностных характеристик после перенесенных потрясений. За это время две души прочно сплелись и я больше не чувствовала чужеродность монстра – я стала им, он стал мной. Благодаря этому ко мне в полной мере вернулась сила воли, а навыки “программы” просто влились в сознание, не раня его. Неизменным осталось только наследие Грима, соединившегося с моей сущностью. Там, в руинах лаборатории среди гниющих замурованных в ней трупов, я нашла остатки отчетов ученых из которых мне удалось вытянуть немного правды. Именно оттуда я узнала всю свою историю.
Позже я покинула это место, ведомая каким-то внутренним инстинктом. Я сменила много работ, одна грязнее другой, но никогда не оставалась надолго в одном месте. Я больше изучала людей, пыталась их понять, но все больше видела в них мерзостей. Не было никого, кого я могла бы начать уважать. Последние несколько лет прошли особенно тяжело: я наконец-то привязалась к маленькому человеческому существу в одеждах оборванки, с большими зелеными глазами, твердым, стойким характером и так сильно напоминающее прошлую меня… Но мое внутреннее счастье умиротворения продлилось недолго… я впервые узнала как хрупки человеческие жизни.
Геостигма, будь она неладна… Я ничего не могла поделать с ее болезнью. Это отвратительное чувство, когда ты не можешь ничего сделать… Вскоре она умерла, оставив со мной лишь чувство вины за мою беспомощность. Я не понимала, почему этот маленький ребенок, о котором я заботилась, жил меньше, чем вся мерзость в окружающем мире. Я снова не имела ничего, кроме дикого желания отомстить, найти и уничтожить раз и навсегда причину этой несправедливости. И я ушла, оставив все человеческое и ступая на зов внутренних инстинктов.
Я – то дитя, у которого забрали детство.
Я - тот демон, который ищет хозяина, потому, что создан для подчинения.
Теперь я свободна, сильна и хочу только одного – отомстить.  Мне нужно всего лишь найти союзника и узнать имя врага. Я с всё большей отчетливостью чувствую зов, влекущий на север. И я найду источник, чего бы мне это не стоило.

О вас:

1.Есть опыт в ролевых? есть.
2.Связь с Вами. 368149663.

Отредактировано Tairinne (2009-03-31 17:33:33)

0

2

Принято.

0


Вы здесь » Final Fantasy VII » Анкеты и пробный пост » Пушистое ЧУДОвище в ошейнике