Final Fantasy VII

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Final Fantasy VII » Forgotten City » Аджит. Чёрное озеро.


Аджит. Чёрное озеро.

Сообщений 1 страница 30 из 41

1

Вода в озере абсолютно черная, зараженная клетками Дженовы.
Место обитания Сильверхедов.

Отредактировано Kadaj (2009-03-26 08:37:18)

+1

2

Язу лежал на животе на берегу Темного Озера. Вода от сильного ветра добралась уже не только до пояса парня, а до самого лица. Именно это и заставило его резко проснуться и согнать видение. Сильвер резко дернулся, кашляя, быстро поднимая голову вверх. С серебристых волос и с лица скатывалась вода. Парень схватился рукой за горло, все еще продолжая задыхаться от собственного кашля. Он оглядел мутным взором окружающие его пейзажи. Знакомое место - забытая столица Аджит, именно здесь они обосновались с братьями, потому что рядом с темным лайфстримом их силы возрастают.
Парень медленно поднялся из воды, плащ был мокрым, как и все остальное. Вода стекала с одежды, хлюпала в сапогах. На поясе висел Ганблейд, вымокший и сейчас не дееспособный. Язу, не долго думая, направился по дороге вперед, к братьям, которые находились сейчас у костра, чтоб хотя бы переодеться. Их ждёт серьезный разговор и Кададж скажет им с Лозом, что они будут делать дальше. Он - их лидер, он поведет их. Так хочет мать. Значит так и будет.
Язу еще полностью не пришел в себя. Его одолевала какая-то странная злоба к людям и вообще ко всему миру. Он словно чувствовал это внутри себя - словно что-то злое поселилось внутри.

Языки пламени с бешеной скоростью пожирали сухие ветки и бревна. Лоз не жалел дров, подкладывая все новые поленья, чтобы костер горел все жарче.
Язу не слышал, чтобы его братья разговаривали. Оба молчали, погруженные в свои собственные мысли, не желая, видимо, делиться ими с остальными. Нарушать их уединенность не хотелось, но делать было нечего – его мокрую одежду необходимо было просушить. Сильвер быстрым бесшумным шагом преодолел разделявшее его с братьями расстояние. Молча, не глядя, присел на сухое бревно перед костром и только сейчас ощутил, что промёрз насквозь. Он быстро стянул с себя мокрый плащ и сапоги, краем глаза заметив, что братья удивленно поглядывают на него. Понятно дело – удивленно… Искупаться в озере, в одежде и с оружием на поясе – как раз в моем стиле… - мрачно подумал Язу, но в слух так ничего и не произнес. Все так же – молча, не глядя, стрелок разложил вещи перед костром, чтобы они просохли. Затем тряхнул волосами и связал их в хвост на затылке резинкой. Ганблейд пришлось разобрать и прочистить все детали. Тело постепенно начало прогревать и Язу, занятый делом, наконец почувствовал, как расслабились мышцы его тела. Внутри него стало спокойно, странная злоба, которую он ощутил, как только выбрался из озера, бесследно пропала, будто её и не было вовсе. Кажется он даже облегченно выдохнул, нарушив тишину, висевшую в воздухе…

Отредактировано Yazoo (2009-03-26 23:24:15)

0

3

Кададжи бродил взад-вперёд по самой кромке озера. Сияние леса Забытого города немного слепило от непривычки, и заставляла младшего Сильверхеда жмуриться.
Парень не замечал сидящих рядом у костра братьев, но чувствовал их эмоции.
Он нервничал, злился... ему хотелось рвать и метать! Пальцы, будто в поддержке, сжимали рукоятку катаны молодого парня.
Мать... Где ты? Нужно найти...нужно.... С чего начать?
Кададжи слегка дрожащей рукой скинул назойливую чёлку с лица. Подумать только! Он - воплощение самого Сефирота - ведёт себя как малолетний школьник, не знающий как себя вести и что делать.
Отвратительно... - в который раз подумал Кададжи. Голова уже разрывалась от боли, но парень был слишком горд, чтобы понадеяться на кого-то ещё кроме себя. Слишком. И Сильверхед знал - слабость погубит всё. А его собственная слабость будет непростительна.
- Дай мне силы, - он поднял взор на тёмное небо - Мать...

Отредактировано Kadaj (2009-03-26 23:38:43)

0

4

Язу собрал ганблейд и повесил на пояс. Затем положил руку на собственные вещи - кожа высохла и согрелась, сапоги просохли, и стрелок поспешил одеться. Сидеть здесь, пусть даже перед братьями, по пояс обнаженным было как-то неловко. Сильвер застегнул молнию на плаще до основания, всем телом ощущая приятное тепло, исходящее от нагретой черной кожи. Затем обулся и натянул на изящные тонкие руки перчатки. Язу поднялся, разминая затекшие ноги, распустил свои длинные волосы, и они снова непослушными серебристыми прядками упали на глаза. Он снова превратился в самого себя – безжалостного, беспощадного, холодного убийцу. Казалось, стрелок был отлит из бирюзового льда: седые волосы, бледная кожа, надменно изогнутые брови, прищуренные глаза. От мимолетной эйфории и слабости, которые владели им всего несколько минут назад, не осталось и следа. Язу с легкостью списал все это на усталость… Он просто слегка разомлел от тепла, которое исходило от пышущего жаром костра. Сильвер посмотрел своим холодным, немного усталым взглядом на младшего брата, который прогуливался по берегу озера. Как брат он чувствовал, что Кададжи что-то тревожит и его угнетало это…
Ну хватит! – решил Язу. Пора поговорить!
Он сделал несколько шагов по направлению к младшему Сильверхеду.
- Кададжи… - стрелок постарался, чтобы голос его прозвучал как можно мягче. - Тебя что-то тревожит… Это все из-за матери, да? Я знаю, ты видишь её… Видишь чаще, чем мы…

Отредактировано Yazoo (2009-03-27 18:02:37)

0

5

Голос Язу сразу вернул парня к реальности. Он незаметно выдохнул и плавно повернулся к брату.
- Волнует? Нет, - соврал он - Я в предвкушении...
Упоминание о Матери заставило Кададжи вспомнить последнее видение.
- Я вижу не только Мать, Язу... - на мгновение глаза младшего Сильверхеда ярко вспыхнули - я вижу будущее! И оно будет зависеть только от..решения... Её решения!
Страшное видение. Слёзы Матери, крики и шипение в её голосе не давали ему покоя. А теперь ещё и сильное ощущение, что он делит своё тело с кем то ещё. Ощущение, что чем ближе они будут к любимой Матери, тем сильнее он будет терять себя.
Хотя Кададжа на данный момент это не пугало.
Он закусил нижнюю губу и заметно помрачнел. Когда ребёнок потерялся и пытается найти свою мать - он плачет, но затем пытается показать что сильный, взрослый. Чтобы когда он найдёт свою потерянную маму, наконец то, она сможет им гордиться. На этой стадии был сейчас и Кададжи.
- Я не подведу, - неожиданно для себя прошептал сильверхед.

0

6

Язу уже не в первый раз про себя отметил, насколько красив, хрупок и одновременно опасен его младший брат. Его даже несколько пугало такое сочетание. Не смотря на то, что Язу был старше Кададжи, рядом с ним он чувствовал себя неопытным юнцом, которому все надо показывать и подробно разъяснять. Стрелок никогда до конца не мог понять брата, чего тот действительно хочет и не играет ли он… С Лозом было несколько проще – он для Язу, как раскрытая книга. Пусть немногословен и замкнут, зато всегда откровенен. Он просто не умел лгать, а если и делал это, то тут же себя выдавал. Кададж же всегда знал, чего хотел и умел получать это. Он был очень опасен, прежде всего потому, что умел манипулировать людьми.
Язу внимательно слушал брата и мысленно вел сам с собой спор. Стоит ли рассказать о том видении, что постигло его на берегу озера, когда он неожиданно задремал (и едва не утонул – мрачно отметил про себя Язу). Он тут же одернул себя – что за глупости! Кададжи имеет право знать все не только потому, что он его брат, но и потому, что он их лидер. Спиной стрелок почувствовал взгляд Лоза. Кажется старший брат тоже прислушивается к их разговору. Тем лучше…
- Кададж… - привычным бесстрастным голосом начал Язу, слегка наклонив голову на бок. – Там, на озере, у меня было видение… Я видел мать… Она сказала, что ей больно…и что мы должны разыскать её… А еще она велела, чтобы ты вел нас… Выходит ты прекрасно понимаешь, о чём я сейчас говорю.
Язу замялся, не зная как выразиться яснее, хотя был уверен, что брат понял его. Он всегда изъяснялся с использованием минимума слов, но сейчас их почему-то особенно не хватало. За спиной послышался тяжелый вздох – это был Лоз. Он тоже понимал о чем речь?
Язу заметил, что Кададжи помрачнел в ответ, закусив губу. Циничный и ехидный, лидер банды сейчас казался маленьким и нежным. Стрелок почувствовал укол жалости, но так и остался стоять на месте с маской ледяного безразличия на лице. Почему-то он был уверен, что младший брат не потерпит жалости в свой адрес. И в этом было своё преимущество – должен ведь кто-то из них троих сохранять холодный здравый ум. Лоз больше действовал кулаками, нежели головой, а сам Язу, хоть и пытался держать все свои эмоции глубоко внутри себя, не редко впадал в отчаяние. Пускай даже безмолвное… Но он пойдет за братьями, за матерью, до конца, до самого края и сделает все, что от него потребуется. И сейчас это хотелось произнести в слух. Просто для того, чтобы братья знали…
- Я знаю, что ты не подведешь мать, Кададжи, - тихо сказал стрелок, – и я бесконечно предан тебе и Лозу. Я умру за вас, я умру, если ты сочтешь, что так будет лучше, и скажешь мне умереть.

0

7

- Ты видел Мать? - глаза сильверхеда сузились.
Почему то заявление Язу о том, что он разговаривал с Матерью нисколько не удивило Кададжа. Напротив, это упрощало ситуацию.
- Конечно я понимаю! - рассмеялся сильверхед - И я знаю, что она сейчас страдает, страдает так как нам и не снилось! И я сам жизнь отдам, чтобы её муки прекратились.
Кададжи смотрел прямо в глаза старшего брата; такие холодные, взрослые глаза. Кададжи на мгновение засмотрелся на Язу... действительно, он - красота Сефирота! И хотя сам парень смутно помнил облик Генерала, он знал, что Сефирот прекрасен, идеален во всём. Неудивительно, что Мать жаждет его возродить.
Даже если цена будет велика....
Кададж перевёл взгляд на Лоза. Вот уж с кем никогда не было проблем. Сильверхед игриво улыбнулся. Лоз....ребёнок в теле взрослого мужика. Порой Кададжу казалось, что из всей троицы, Лоз больше всех жаждал вернуться к Матери. Порой он даже плакал, когда младший брат упоминал о смысле их существования.
Кададжи ещё раз взглянул на Язу и громко произнёс, обращаясь уже к обоим братьям.
- Наша цель - Шин-ра! Именно в их лапах находится Мать! Именно их люди виноваты в наших бедах! - жёстко, чуть рыча, Кададж пытался одновременно со своим монологом продумать план действий.
- Я предпочитаю не размениваться на пешек этой корпорации. Если и бить, то по Королю...

Отредактировано Kadaj (2009-03-27 19:22:17)

0

8

Язу не отрывал глаз от младшего брата и ловил каждое его слово. Он заметил, как ясные глаза Кададжи загорелись озорным огоньком, а это значило, что на ум ему пришла отличная идея. Стрелок молча улыбнулся одним уголком своих бледных губ. Таким ему младший брат нравился больше – азартный, горячий, готовый в сию же секунду, с головой пуститься в приключения, нежели задумчивый, отчужденный, полностью погруженный в свои мысли. В своих эмоциях и порывах Кададжи был страшен… Он наводил ужас на противников уже одним взглядом своих изумрудно-зеленых кошачьих глаз. Но точно так же младший сильвер был и прекрасен… Опасный и прекрасный… Дикое сочетание, но такое манящее…
Язу тряхнул своими длинными волосами, отчего те серебристым ливнем упали за спину. Что на него сегодня нашло? Неужели воды в озере нахлебался? Правда, стоит признать, что Язу всегда питал к Кададжи некоторую симпатию… Было чувство, совсем не похожее на дружеское и даже братское… Что-то такое совершенно новое… Язу пока не совсем понимал, что именно… Он вообще плохо разбирался во всех эти тонкостях человеческих отношений.
Прослушав пламенную речь младшего брата, стрелок хищно улыбнулся, отчего его лицо приобрело какой-то маниакальный оттенок.
- Да… Шин-ра, - медленно произнес он, будто пробуя слово на вкус. – Мы с Лозом отправимся за тобой хоть на край света, Кададжи, - он уже предвкушал предстоявшую встречу с их противником и довольно потер руки, затянутые в черную кожу. – Мы отправимся как только ты скажешь…

Отредактировано Yazoo (2009-03-28 02:25:02)

+1

9

Улыбки. Кададжи всегда нравились улыбки его братьев. Они почувствовали запах пьянящей крови, предстоящей битвы...
Парень с кошачьей грацией потянулся и склонил голову на бок. Теперь его охватило дикое возбуждение! Перед глазами мелькало множество образов, людей с которыми был связан Сефирот. Каждая новая картинка разжигала в Кададже задор.
- Лоз, готовь мотоциклы! - властно приказал парень и проследил за братом, пока тот не скрылся в Храме.
Затем он перевёл взгляд на Язу. На краткий миг Кададжи показалось, что что-то изменилось во взгляде старшего сильверхеда. Глаза... не было в них сейчас того холода, который обычно окружал Язу. Подойдя к нему, Кададжи слегка провёл пальцами по его руке.
- Надеюсь, твой "Ночной кошмар" готов к работе, мм? - промурлыкал он, сжимая другой рукой свою катану - Нам предстоит нечто очень..жаркое.
Про себя Кададжи подумал, от чего же ему было труднее дышать..от предвкушения предстоящей битвы или..от взгляда старшего брата?

Отредактировано Kadaj (2009-03-27 21:53:52)

0

10

Язу ощутил прилив сил и почувствовал, как внутри закипела кровь. Вот оно...ожидание предстоявшей битвы. Что может быть лучше? Это непередаваемые ощущения, когда представляешь себя охотником... Жестоким, кровожадным, неимоверно сильным, быстрым и ловким. Ты, словно волк, мчишься по лесу за ягнёнком, ты знаешь, что сильнее его, но не торопишься, играешь, издеваешься... И только потом, вдоволь насладившись прелюдией, зажимаешь беззащитную жертву в своих когтях, прижимаешь его нежное хрупкое тело к сухой коре дерева и...
В глазах Язу помутнело... Властный голос Кададжи пробудил в нём какие-то первобытные, даже животные инстинкты. Да, младший брат умел завести, умел настроить, подготовить чисто морально их с Лозом к предстоящим битвам. Да и сам он, похоже, пребывал в явном возбуждении. Сейчас на его лице присутствовала легкая ухмылка, говорящая о том, что Кададжи задумал, как всегда, что-то недоброе. Он всегда выглядел обманчиво хрупким и маленьким, чем, собственно, он и пользовался, так как тот, кто не знает, на что он способен, может посчитать его неравным себе противником. Это в корне неверно. Изменить такое неправильное мнение часто помогает катана с двойным лезвием, как бы невзначай болтающаяся сзади на поясе сильверхеда. Язу искренне восхищался своим братом. Но относился к нему несколько иначе… Его бы надо оберегать и лелеять, как дорогую красивую куклу, купленную по немыслимой цене, а не отправлять в бои. И оберегать эту куклу хотелось вовсе не из-за того, что стоила она очень дорого, а из-за ее причудливой и экзотической красоты. Но разве скажешь ему это в лицо? Он всегда такой отчужденный… но вместе с тем и страшно притягивающий…
Язу медленно проводил своим мутным взглядом Лоза, который отправился в Храм, чтобы подготовить их байки к отъезду. Наконец-то и его «железный конь» сможет развеяться.
Стрелок резко дернулся всем телом, когда ощутил, как Кададжи провёл пальцами по его руке… Он перевел на него слегка удивленный взгляд. Брат смотрел на него из-под длинной челки, почти скрывающей правый глаз и красиво улыбался. Издевательски красиво…
Язу ощутил, как внизу его живота что-то заныло… Не больно… даже как-то приятно… странное чувство…
- Надеюсь, твой "Ночной кошмар" готов к работе, мм? - промурлыкал Кададж, сжимая другой рукой свою катану - Нам предстоит нечто очень…жаркое.
Стрелок почувствовал жар, исходящий от его тела. Он опьянял его, словно дорогое сладкое вино… Почему голос, слова младшего брата так действовали на него? Так… возбуждающе…
- Он всегда в полной боевой готовности… Так же, как и я… И мне не терпится испробовать его в действии… - выдохнул Язу, не сводя глаз с идеально красивого лица Кададжи. У него перехватило дыхание и стрелок не на шутку испугался. Таких острых ощущений он еще не испытывал и он так же понял, что пробудил их в нем его младший брат… Кададж…

Отредактировано Yazoo (2009-03-28 01:52:51)

0

11

- Это хорошо...
Такой туманный, завораживающий взгляд... Старший брат показался Кададжи змеёй, большой красивой коброй, которая гипнотизировала своим взглядом. Змея и кролик. Кролик? Кададж?!
Что со мной?? ох...
Казалось, его старший брат весь напряжён... глаза его были приоткрыты, а взгляд... взгляд манил.
Образы в голове сменились. От них Кададжи повёл плечами назад, но не отвёл взгляда от Язу. Видения. Таких образов сильверхед ещё не получал. Они не то что возбуждали, они просто сжигали Кададжа.. да ещё и близость с Язу.... убийственно.
Неожиданно взгляд Кададжи стал ангельски невинен.
- Язу, - опять промурлыкал он - так как сегодня мы, наверное, столкнёмся с людьми Шин-Ра, то возможно тебе и Лозу нужен какой-нибудь стимул к битве?
Что ты мелишь, Кададжи?! - пронеслось в голове - У них главный стимул это МАТЬ! ВСЁ! Это не та ситуация где можно побыть ребёнком!
Сильверхед быстро опустил взгляд. Ладно, раз начал то чего уж убегать? Парень почувствовал, что его лицо горит от смущения. Мысли запутались и картинки пропали. Какие картинки, чёрт возьми?! Тут не до картинок! Сейчас для Кададжи главное - Шин-ра...да и куча всего остального. А он ведёт себя как малолетка в период весеннего обострения.
Его спас звук работающих двигателей их мотоциклов. Кададжи резко поднял глаза на брата и неожиданно чмокнул Язу в губы, даже успев коснуться их кончиком язычка.
- На удачу, Язу! - рассмеялся младший из сильверхедов и быстрыми шагами направился в сторону Храма.

Отредактировано Kadaj (2009-03-28 08:03:45)

0

12

Язу совершенно не ожидал такого поворота событий, тем более от Кададжи… Что случилось с младшим братом? Куда подевалась эта надменная, высокомерная ухмылка? Куда подевались его коварность и жесткость? А с другой стороны стрелок прекрасно знал, что с ним необходимо держать ухо востро. Обманчиво мягкие убеждения обычно заканчиваются тем, что Кададжи берет оппонента за горло – и, бывает, что и буквально.
Однако сейчас Язу чувствовал совсем новые, очень приятные чувства и ему стало как-то все равно, даже если младший сильверхед выхватит свою катану и разрубит того пополам. Неужели этот невинный, но такой нежный поцелуй-касание произвел на Язу такое впечатление, перевернув все буквально с ног на голову? Как же легко его вывести из равновесия – стрелок сам от себя такого не ожидал. Голова слегка кружилась, почему-то стало тяжело дышать.
Кададжи рассмеялся и быстрыми плавными шагами направился в сторону Храма. Его походка… Плавная, грациозная но всегда уверенная, твёрдая, и в тоже время практически бесслышная поступь. Ровная, правильная осанка, гибкое стройное тело… Он прекрасен… Язу смотрел в след младшему брату взглядом из-под длинной челки и хитро приулыбнулся уголком губ.
- Хороший стимул ты мне дал, Кададжи… - беззвучно произнес он. Стрелок дал себе обещание, что это не последний их поцелуй… Он еще ответит ему… В стократном размере… Ничего…у них еще будет время. Улыбнувшись собственным мыслям, Язу поспешил в Храм, где его дожидались братья.

0

13

Кададжи довольно лыбился. Даже спиной, он чувствовал взгляд Язу и это раззадоривало его сильнее.
А губы сладкие...надо будет повторить...
Войдя в Храм, Язу тут же подошёл к своему мотоциклу. Он нежно провёл по его корпусу, облачённой в кожу ладонью. Предстояла долгая поездка и машины не должны были подвести. Ничего не должно было подвести их сегодня!
Дождавшись, когда Язу наконец войдёт в зал, Кададжи вальяжно устроился на своём "железном коне", сильно сжав его ногами.
- Едем! У нас назначена встреча с Мистером Президентом.

--------Healin Lodge

0

14

Язу был в предвкушении, ощущая, как кровь бурлит внутри. Подойдя к своему байку, он погладил его по корпусу, словно нечто очень ценное и дорогое. Хотя это именно так и было. Средство, без которого невозможно существовать, передвигаться на большие расстояния... А еще стрелок обожал, когда встречный ветер бьет его по лицу и развевает длинные серебристые пряди волос за спиной. Непередаваемые ощущения... А еще он любил скорость. Это заметно заводило его...
Язу изящно перекинул ногу, отчего полы его плаща высоко всколыхнулись, оседлав своего "железного коня".
- Едем! У нас назначена встреча с Мистером Президентом, - произнес Кададжи. Язу хитро посмотрел на него уголком глаз и приулыбнулся. Брат был великолепен, когда в его хрупких руках - власть, пусть даже это власть над скоростью. Стрелок на миг залюбовался его стройной фигурой, затем хищно улыбнулся, обнажая ровные жемчужные зубки.
- Вперед! - с азартом воскликнул Язу.

-----Healin Lodge

0

15

---> Аджит. Чёрное озеро.

Первое, что сразу бросилось в глаза – это чёрная вода священного озера. Винсента одновременно неприятно удивила и испугала эта перемена. Почти физически можно было почувствовать, что от озера идёт негативная энергетика. И она что-то до боли напоминала…только что?
Краем глаза Валентайн уже заметил кострище и следы на земле, но сейчас его больше волновало изменение воды. Подойдя к краю берега, он наклонился над чёрным озером. Было чувство, что что-то тянет его внутрь, какая-то сила. Тем не менее, Винсент довольно легко не поддался притяжению. Поднявшись, он мысленно отложил  размышления о природе тёмной воды куда-то на полочку, решив подумать о ней позже. Сейчас всё равно ничего с озером сделать было нельзя, но, как только он увидит что-то похожее, то сразу вспомнит о нём.
- И всё-таки, почему эта энергетика мне так знакома?
Остатки костра были наспех присыпаны землёй. Странные «гости» наверняка не заботились, что их кто-то будет здесь искать, если они конечно прятались.
- Или им просто всё равно, найдут их или нет. Самоуверенность? Самое главное – напрасная она или нет? Надо быть на всякий случай начеку.
Что больше всего насторожило Валентайна, так это следы. Люди, так безразлично относящиеся к скрыванию своего места обитания, что было видно по кострищу, вряд ли бы специально прятали следы. А они вокруг стоянки практически отсутствовали. Вернее, видно было, где проезжали байки, где вода из озера попала на землю. Но отпечатки ботинок, сломанные ветки вокруг и прочее – этого всего не было.
- Кто же они?
Ситуация становилась всё более и более странной. Какая-то мысль маячила на самой границе сознания Валентайна, но он никак не мог её ухватить.

0

16

Дороги забытого города =====>>>

     Недалеко от того места, где Рен наткнулась на отпечатки шин, оборотень обнаружила еще и чьи-то следы. Остановилась…
     «Довольно экстравагантные ботинки…» - заметила она в своих мыслях.
     Взглядом изучив отпечаток, тварь принюхалась, сразу же запомнив запах. Было в воздухе и еще одно странное: легкий запах дыма. Она и это отметила, производя оценку обстановки.
     «Выходит, это место не настолько уж и тихое… Байкеры приезжают на шашлычки, бегают странные прохожие… Пожалуй, следует вести себя осторожнее: следы человека обратно не ведут и возможно он все еще там. Да и человек ли...» - Она еще раз втянула воздух, чтобы убедиться в своих догадках.
     Сделав для себя определенные выводы, Грим зашагала, внимательно вслушиваясь в каждый шорох. Сосредоточившись и прочувствовав окружающую ауру, она вышла к берегу в метрах ста от одинокой фигуры в алом плаще. Лапы, с кошачьей мягкостью касаясь земли, не издавали практически ни единого звука при приближении к озеру. На несколько мгновений она остановилась. Белая тень просто наблюдала, пока не делая никаких движений и напоминая крупное изваяние в мягко светящихся стволах деревьев. Впрочем, она не стремилась и прятаться… Внутреннее ощущение тянуло к озеру со странной черной водой, но купаться в нем она бы не решилась.
     Изучив повнимательнее фигуру Винсента Валентайна, занимавшегося, в свою очередь, изучением следов и присыпанного костерка братьев-Силверов, и отметив про себя наличие оружия, Иннеренн осторожно двинулась поближе к воде, не забывая при этом быть настороже. Это определенно был тот, кому принадлежали следы на дороге, смутившие ее. Она снова вспомнила этот запах... Интересным было то, что она не чувствовала такой чужеродности этого мрачного типа с запахом Аджита, как запах той же резины… Как и сейчас не чувствовала ничего резко выделяющегося из общей "тональности". Незнакомец будто пропитался уже здешним воздухом… Впрочем, все может быть, издалека многого не учуешь, а подходить и обнюхивать незнакомца было бы как-то... Хмммм...
     «Интересно, как долго он уже провел в этих местах…» - Подумала она, смотрясь в отражение огромного котопса с сапфировыми глазами в воде озера. На шее сквозь белую лоснящуюся шерсть пробивался тяжелый черный ошейник с железными клепками и торчащими в стороны шипами, свободно висевший на шее и съехавший теперь к ушам, когда Иннеренн наклонила голову. Взгляд кошачьих глаз  в отражении упал обнаружившийся атрибут любой домашней собаки, но выражение морды стало скорее неуловимо грустным. Конечно же с мимикой у животных не так хорошо... но глаза и что-то в поведении у зверя были не по-звериному выразительными. Впрочем, это было лишь секундное настроение, и она вдруг снова подняла голову.

Отредактировано Innerenn (2009-04-03 01:45:57)

+1

17

Валентайна немного раздражали выходки его памяти. Она словно дразнила его, удерживая ответ о странных «гостях» на поверхности, но, только он пытался ухватить эту ниточку, как память снова прятала её, делая недоступной. Задумавшись, Винсент не сразу заметил пристальный взгляд, обращённый на него. О присутствии кого-то за спиной он понял, только лишь услышав шорох лёгких шагов.Резко развернувшись, выхватив из кобуры Цербер, Винсент ожидал многого, но не того, что он будет целиться в…волка?
Оборотень провёл в этом лесу слишком долго времени, чтобы узнать, какая живность здесь водится, а какая нет. И большие белые волки с ошейниками в их число явно не входили. Тем более, вряд ли «зверюшка» просто пришла на водопой, к священному озеру. Которое, к тому же, было сейчас заражено какой-то пакостью.
- Кто ты?
Винс сомневался, что зверь ему ответит, но странствия в компании Лавинщиков по материкам научили его, что некоторые животные бывают разумны. Вспомнить только Космо Каньон или Нанаки. Тем более, шипастый ошейник наводил на различные мысли о недикости волка.
- И не связан ли он, случаем, с костром? Ведь не факт, что здесь ночевали лишь одни «байкеры».
Так же Валентайн мысленно корил себя за невнимательность. В другое время она могла стоить ему жизни. Поэтому он, на всякий случай, не опускал пистолета. Он давно разучился доверять окружающим после того, как один раз в него уже всадили пулю. Так что Винсент не удивился бы, бросься сейчас это существо на него. Напротив, это вполне вписалось бы в его образ мыслей. Но не в правилах экс-турка было нападать первым, несмотря на худшие опасения. Тем более, он не хотел без надобности осквернять священное место Забытой столицы.

Отредактировано Vincent Valentine (2009-04-03 18:17:43)

0

18

     Первым, что она увидела подняв голову и снова посмотрев в сторону незнакомца, была нацеленная на нее трехстволка.
     «Невероятно дружелюбно… Особенно, если учесть, что я не тронула тебя, имея за эти несколько минут тысячу возможностей». – Животное развернулось к Валентайну, сделав пару ленивых шагов навстречу, затем, слегка выставив вперед переднюю лапу, со скучающим выражением на морде, четко повествующем одновременно о недалекости мыслей Винсента, наклонило голову к земле, продолжая смотреть изподлобья на мрачного типа в красном. Их взгляды сопрекоснулись. Затем она сдержанно вильнула хвостом, прижав уши, что могло уже самого незнающего человека уверить в том, что животное как минимум не агрессивно и не собирается набрасываться.
     «Ну чего тебе еще не хватает? Может быть мне на спинку лечь и в ногах покататься? Или устроить феерическое шоу-приветствие?»
     Самым муторным было ожидание… но она застыла и не отрываясь смотрела в глаза брюнету, пока тот не уберет оружие. В следующую минуту «зверушка» перевела взгляд на Цербер, слегка поморщившись и глухо рыкнув, и снова в глаза Винсенту. Рен не любила быть под прицелом и это ее слегка раздражало.

Отредактировано Innerenn (2009-04-03 23:19:24)

0

19

Животное не ответило, но Винсент не торопился записывать его в категорию «неразумные». Уж больно явно ему казалось, что оно с ним пытается общаться на своём, волчьем языке. Если это, конечно, был волк, насчёт чего Валентайна терзали смутные сомнения.
Зверь, прижав уши и склонив голову к земле, снизу вверх посмотрел на него. Вряд ли такое смирное поведение было вызвано видом Цербера, уж больно агрессивно белый волк поглядывал на дуло, которое ему явно не нравилось. Но на самого Винса животное нападать не торопилось, проявляя некую враждебность только к оружию.
Но, что больше всего убеждало оборотня в разумности существа, так это взгляд. Иногда Нанаки так смотрел на него, когда слушал различные истории, рассказываемые у походного костра. Он молча лежал, положив голову на лапы, и поймав взгляд рассказчика, а блики огня плясали в его зрачках. В глазах этого зверя он видел нечто другое, но внимательность взгляда была очень схожа.
- Хорошо, если ты не собираешься нападать…
Винсент медленно опустил Цербер, и теперь три собачьих головы на пистолете смотрели вниз, в землю. Но совсем убирать его в кобуру экс-турк пока не собирался. Всё-таки он всегда больше полагался на огнестрельное оружие, чем на свою перчатку или навыки ближнего боя.
А ещё священный лес молчал. Не было того шелестящего тревожного шёпота, как в последние дни, деревья мерцали обычным, мягким светом. Только некоторые растения, находившиеся поближе к реке, потускнели. В остальном же Забытая столица продолжала жить обычной жизнью, никак не реагируя на белого зверя.
- Значит, он вряд ли связан с чёрным озером.
Это мало утешало до тех пор, пока Валентайну было неизвестно, что это за зверь, и что ему понадобилось в этом месте.

0

20

...

     Странно… Видя, что она не разговаривает, он продолжал считать ее разумной и даже продолжил что-то ей говорить.
     «Наблюдательный… - пометила она незримым плюсиком в своих мыслях, - хоть и недоверчивый… скорее так. Даже слишком недоверчивый, что уже не есть хорошо».
     С чем-то слегка изменившимся во взгляде Рен посмотрела на опущенное оружие. «Правильное решение и весьма своевременное...» Теперь глаза выражали, скорее, снисходительное недовольство этим предметом. Но зверь выпрямился, не спеша подошел еще ближе, все еще косо поглядывая на оружие Валентайна. В движениях и взгляде животного была некоторая заинтересованность и даже наглая простота. Котопес осторожно остановился в паре шагов от Винсента, поднял мордочку и с интересом начал изучать мужчину, наклонив голову  набок.
     Черты лица, несмотря на всю его хмурость, были довольно симпатичными, но зверю интересно было далеко не это. Надо ли говорить, что животные обладают феноменальным внутренним чутьем... Не говоря уже о том, что этот зверь очень тонко чувствует ауру и вообще людей в целом. Винсент был ей интересен… наверное первый раз за несколько лет она встретила нечто подобное. Хотя, она не знала всего, но так казалось, а оборотень уже давно научилась полагаться на инстинкты: они порой спасали лучше любого оружия.
     Втянув ноздрями воздух и тонко разбирая аромат, смешанный с энергетикой, она уверилась и в другой своей догадке: в запахе Валентайна чувствовалось что-то похожее, среди всего разнообразного. «Но почему, будучи зверем, он не доверяет инстинктам? Не понимает повадки? Это ведь… Впрочем, не мое дело». Белый звереныш сел, продолжая поглядывать на Винсента.
     «Если он здесь… и насколько я могу судить тоже интересуется этим местом и волнениями, то может быть мне повезло, и я наткнулась на того, кто вместе с разрешением своих проблем может помочь и с моими целями? Возможно…» - Задумчиво глядя на остатки костра, размышляла она.

Отредактировано Innerenn (2009-04-04 17:26:08)

0

21

Волк изучал Винсента так же, как и он его. Два существа (Валентайн уже давно перестал считать себя человеком) стояли на поляне перед озером, и смотрели друг на друга. Для постороннего наблюдателя эта безмолвная сцена могла показаться странной, но для экс-турка всё шло естественным ходом. Он чувствовал что-то в звере. То, что до этого он видел в его глазах, и сейчас он изучал это ощущение. Винс пытался вытянуть эту мысленную ниточку, на конце которой находился ответ, или хотя бы правильная догадка о сущности разумного волка.
В последнее время оборотень настолько отрешился от окружающего, погрузившись в мир Забытой столицы, что во многом память начала играть с ним. Она была как его плащ, рваной, излохмаченной, с прорехами на ткани. Что-то забылось, что-то он насильно загнал в дальние уголки сознания. А на что-то память словно ставила блок, не давая Валентайну углубиться в эти мысли. Поэтому и приходилось осторожно копаться в памяти, как в случае с энергетикой озера, так и в случае со встретившимся зверем. Только  неизвестно, хотел бы он вспомнить то, что разум закрывал от него.
Поза Винсента, несмотря на опущенный Цербер, всё равно смотрелась несколько агрессивно. А волк уже явно не собирался нападать, усевшись напротив. Валентайн решил немного расслабиться, и так же медленно, как опускал оружие, сел на землю, оказавшись на одном уровне с белым существом, как бы уравнивая себя с ним. Пистолет он положил рядом, держа его под рукой.
- Вот видишь, я тоже не хочу драки.
Тихий, спокойный голос оборотня нарушил тишину леса.

0

22

...

     "Это было бы неплохо. Но стоит ли ему раскрывать сейчас свою истинную сущность? или вдруг я ошибаюсь?"
     Мысли в голове белоснежной (с голубым) зверушки пошли по новому витку, просчитывая вариации...
     "Даже если и не ошибаюсь - это может все испортить. Мы вроде бы только-только пришли к какому-то взаимопонимаю..."
     Винсент сел напротив нее, чего она, признаться, не ожидала. Какое-то время животное на него удивленно смотрело, потом уставилось в землю... Она не привыкла, что люди хоть когда-нибудь задумываются о равенстве кого-то с собой. Это в человеческой природе... Им даже мысль об этом противна. Винсент же вел себя по линии, немного не вписывающуюся в "программу". Ее не так учили, не те знания закладывали... Это было ей более чем странно.
     Но паузу затягивать не хотелось и она снова посмотрела на Винсента. Сначала осторожно и недоверчиво... Затем Рен подобрала под себя лапки и обернулась хвостом, точно сиамская кошка на статуэтке, правда вот тело у зверюги было немного более мощное, чем требовалось. Эта странная почти немая сцена продолжалась. Кошкопес изучала Винсента, а точнее сейчас даже в большей степени Винсент изучал животное и пытался его понять. Она это и видела, будучи наблюдательной, и чувствовала. И не мешала, сидя смирно, лишь изредка водя ушами. Из-под густой шерсти поблескивали железные части ошейника, в том числе и небольшой ярлычок с номером "143455- REN" на груди.
     - Вот видишь, я тоже не хочу драки. - сказал он.
     На это она снова слегка опустила голову, еще раз блеснув ошейником, и вильнула кончиком пушистого хвоста, про себя отметив как сложно порой быть бессловесным зверем. И не объяснишь ничего толком...

Отредактировано Innerenn (2009-04-08 00:01:04)

0

23

Зверь сидел напротив Винсента, и смотрел на него, время от времени меняя позицию и немного шевеля хвостом. Кажется, существо не собиралось предпринимать никаких действий, ожидая реакции от Валентайна. Тот же, в свою очередь, думал, как наладить контакт с белым волком. Уж больно что-то зацепило его во взгляде зверя. Может что-то, что могло скрываться и в нём?
- Извини, что целился в тебя.
Оборотень продолжал негромко общаться с волком. Хоть тот ему и не отвечал, что неудивительно, Винс был уверен, что его понимают. Режим «изучения» прошёл, теперь экс-турк решил постараться наладить небольшой контакт. Мало того, что зверь заинтересовал его чем-то, пробуждая непонятные отголоски прошлого, но и не надо было отбрасывать тот факт, что он мог знать о природе чёрной воды.
Закрепляя извинение, он убрал Цербер в кобуру, пристёгнутую к ноге. Всё это совершалось плавно и медленно, голос был спокойный и мягкий. Никаких повышенных интонаций и резких движений. Обождав немного, Валентайн приподнял руку без металлической перчатки, протянув её раскрытой ладонью вверх навстречу существу.
- Всё, оружия больше нет.
Кобура осталась незастёгнутой, но уже не потому, что Винсент опасался нападения волка, а на случай внезапного возвращения загадочных «гостей», ночевавших сегодня в Священном лесу.

Отредактировано Vincent Valentine (2009-04-05 22:00:21)

0

24

     «Люди, вы такие подозрительные... Но ты, кажется, больше всех, хоть и обладаешь рассудительностью».
     Движения Винсента все еще были плавными и осторожными. Боялся вызвать агрессию или быть неправильно понятым? «Впрочем, не напрасно… кинься ты сейчас к пистолету – я бы вцепилась в горло. А от моих клыков сдохла не одна тварь на этой планете». Бесовские искорки сверкнули в сапфировых глазах, точно как у человека, когда он думает о чем-то подобном. Но это не была агрессия, а странно подскочившее настроение.
     Затем тварь над чем-то задумалась, секундно взвешивая принятое несколько минут назад решение, точно зная что дороги обратно не будет. Она еще раз сосредоточенно изучила ауру и свои ощущения, примеряя насколько это решение и личность приемлемы.
     Проявление интереса к ее персоне стало более явным, когда Валентайн решился пойти на контакт, протянув руку. Вот сейчас Рен задумалась, попав в этакое двоякое положение. Продолжать вести себя как животное и потерять остатки солидности, или не тянуться с любопытством к руке, что могло бы вызвать дальнейшее нежелание идти «человека» на контакт. Потом в голове проскочила еще одна шальная мысль…
     Это случилось внезапно… Сначала пристальный взгляд животного в алые глаза. Затем силуэт Грима будто растаял перед Винсентом в воздухе, но в ту же секунду сзади вспыхнуло белое свечение, и экс-ТУРК почувствовал как что-то теплое упирается в его спину, а одна длинная белоснежная прядь волос даже упала через его плечо, мягкой белой змеей стекая по алой ткани на груди. Что бы это ни было – сзади сидел уже явно не волк… Рен уперлась спиной в его спину, усевшись сзади довольно свободной позой (слегка согнув правую из вытянутых ног в колене и положив на нее правую же руку, а другую отведя за спину, бледной ладонью нащупав еще одну точку опоры). Впрочем, появившаяся рядом с ним ладонь была видна бы и Винсенту… как и то, что тонкие пальцы, слегка сжались, не щадя маникюра и впиваясь в землю, пока боль постепенно покидала тело девушки. На самом деле Рен ко всему еще слегка прикусила губу, в самый кульминационный момент смены ипостаси  не рассчитав силу и оставив на коже небольшую ранку. Теперь во рту стоял специфический привкус крови, и слегка саднило место укуса.
     - Я тебя понимаю. – С отрешенной легкостью раздался голос за спиной. Голос явно не мужской… да и не мужчине однозначно могли бы принадлежать тонкие пальчики, сейчас уже снова расслабившиеся. – И не осуждаю. Дикий зверь – есть дикий зверь, ты не читаешь мои мысли и не знаешь что на уме. Но я тебе не враг.
     «Однако, убийство и агрессия - это в человеческой природе... Зверь не станет нападать просто так. Тем более если разумен. Только человек способен думать, что вышедший из чащи волк на него непременно нападет».
     Девушка слегка напряглась, зная, что за этим смелым шагом с ее стороны может последовать и та самая агрессия. Но она предпочитала верить… своему чутью и решению. Внешне, эти волнение и скованность никак не выражались, девушка просто с отрешенным видом смотрела в светящуюся чащу деревьев.
     - Извини и ты меня, за то, что слегка схитрила с иллюзией, но я не думаю, что тебе хотелось бы в этот момент наблюдать меня… - она всего на долю секунды остановила бесцветный голос, подбирая нужное слово, - …в таком виде.
     Во всей этой истории была маленькая пикантная деталь… девушка была обнажена (если не считать заметно уменьшившегося в объеме ошейника с автоматической регулировкой и металлических блестящих браслетов на плечах) давно уже не меняя ипостась. Рен, конечно, относилась весьма спокойно ко всему, но кто знает, как бы подобные издержки трансформации сказались на ее собеседнике. Да и нормы приличия все-таки существовали еще у людей.

Отредактировано Innerenn (2009-04-06 14:33:04)

0

25

Резкое перемещение волка за спину было почти незаметно глазу. И, хотя Винсент всё-таки визуально смог уловить этот момент, развернуться и принять боевую позицию он уже не успевал. Хотя, рукоять Цербера привычно была под рукой, что давало уверенность в себе в случае агрессивных намерений зверя. Но никто не напал со спины на уже сгруппировавшегося Валентайна. Экс-турк  даже через плащ почувствовал напряжённое тело, а тонкая женская рука (рука...не лапа?) сбоку, впившаяся в землю, ломая ногти, показывала, что существу было явно не до нападений. Ему было просто дико больно. Так знакомо больно…
- Так она оборотень?
Внезапное озарение пронзило иглой мозг. Сразу же нахлынули ощущения, которые обычно память милосердно скрывала. Острая, почти невыносимая боль, впивающаяся в  тело, когда кости внутри ломаются и тут же срастаются по-новому, образуя волкоподобного зверя Галиана. Ощущение, что тебя разрывает изнутри, когда принимается облик великана-Гигаса. Словно кипяток на коже, когда появляется маска, закрывающая лицо, в ипостаси Хел Маскера. И, наконец, жаркий огонь в груди, сжигающий, кажется, тебя до костей, когда пробуждается Хаос…
Всё это длилось не более минуты. Непростительное количество времени, когда за твоей спиной неизвестный оборотень. Уж Винсенту ли не знать, как малейшее промедление может помочь при нападении. И да, он всё ещё не доверял встреченному существу. Но боль воспоминаний схлынула, неимоверным усилием отогнанная из реальности. Сейчас все его ипостаси под контролем, внешних раздражающих факторов нет. По крайней мере тех, с которыми он не мог справиться в обычном обличье. Так что ненадолго пробудившиеся звери утихли и успокоились. И в то же время Валентайн почувствовал, как расслабилось тело сзади него, немного опёршись о его спину. Видимо, существо доверяло ему больше, чем Винс ему. Это…успокаивало.
Услышав  женский голос, оборотень окончательно уверился, что позади него девушка. То, что она раньше была волком, больше удивляло, чем раздражало. Подобных существ он встречал нечасто, если не считать своё отражение в воде и зеркалах.
- Если ты не враг, тогда кто ты?
Если бы девушка не упомянула про свой «вид», то Винсент вряд ли бы подумал, что она может быть обнажена. Хотя, догадаться было бы несложно. Его же одежда рвалась в лохмы после превращений, только плащ не страдал. Кстати, плащ…
- Можешь пока одеть его. Я не смотрю.
Экс-турк потянул за пряжки на воротнике, и красная ткань с лёгким шорохом упала за спиной, прямо на девушку-оборотня, накрыв её с головой. Валентайн удивлялся себе всё больше и больше. Правильным сейчас было бы либо удерживать дистанцию, либо хотя бы достать оружие. Кто знает, какие ещё у неё фокусы в запасе? А вместо этого он отдаёт плащ да ещё и открывает спину. Хорошо хоть боль уже прошла, и тело снова слушалось его.
- Надеюсь, больше ничего внезапного не будет? Было бы нехорошо, если бы я внезапно отреагировал...неправильно.
Всё-таки Винс более полагался на разум и расчёт, чем на инстинкты. Если часто давать им волю, то звери внутри него будут слишком активно проситься на волю, что вряд ли кого-нибудь обрадовало бы.

0

26

     Она прикрыла глаза, снова прислушиваясь к ощущениям и «настраиваясь» на выбранного человека. Прощупывание и взаимодействие с его аурой могло быть вполне заметно для любого чувствительного к таким вещам существа.
     Он все еще был напряжен. На минуту показалось, что он вдруг напрягся даже больше, чем от испытываемого недоверия. Видимо, Винсент что-то вспомнил и почувствовал, когда понял, что Рен – не совсем обычный зверь. Однако, когда Иннеренн подала голос, Винсент стал слегка спокойнее. В свою очередь, это придало немного больше уверенности оборотнице: в нее не выстрелят. Это наверняка было банальным чувством, но успокаивало. До этого пустой, безразличный взгляд совсем слегка дрогнул и изменился, выразив большую приближенность к реальности, чем предшествующая отрешенность.
     «Поиск завершен». – Холодно констатировала часть сознания, в которую была заложена «программа», преступая к следующей стадии своего алгоритма.
     - Если ты не враг, тогда кто ты? – спокойно спросил мужчина.
     Девушка приоткрыла глаза.
     Рен могла бы рассказать ему всю свою историю, посвятив сейчас его во все тайны, но не посчитала нужным. Она не знала как он все это воспримет и насколько быстро утомит собеседника ее рассказ… В крайнем случае, если Винсент этим заинтересуется – она даст ответы на все вопросы.
     Вместо долгого, и местами нудного, повествования о своей персоне и целях пребывания здесь, она ограничилась сухим:
     - Иннеренн.
    Хоть голос девушки стал более расслабленным, но он до сих пор напоминал неживой автоответчик без эмоций. Вместе с этим «программа» предписывала представляться совсем не так, что заставляло Рен продолжить автоматически:
     - Образец № 143455-REN.
     Воцарившуюся тишину нарушил шорох плаща, накрывшего девушку с головой.
     - Можешь пока одеть его. Я не смотрю. – Все так же сказал Винсент.
     Первым порывом Иннеренн была бы фраза в стиле: «она вполне прекрасно себя чувствует и не стоит ради нее беспокоиться», если бы оборотень сейчас находилась в обычном нормальном состоянии. Но личностные характеристики Рен сейчас ушли на второй план.
     - Хорошо. – Рен послушно завернулась в алую ткань, постепенно прекращая дрожать (все таки ей было холодно…). – Даже если бы и смотрел – я не из-за своей скромности так делаю.
     В это время, сохраняя полное спокойствие, оборотень чувствовала, что внутри Винсента происходит странная смена противоречивых чувств, но больше чем просто ждать, надеясь что эта подозрительность со временем пройдет, она сделать ничего не могла, а любые заверения с ее стороны, скорее всего, воспринялись бы Винсентом как повод для большей осторожности.
     Между тем последовал еще один вопрос…
     - Надеюсь, больше ничего внезапного не будет? Было бы нехорошо, если бы я внезапно отреагировал...неправильно.
     Иннеренн, как само собой разумеющееся, ответила:
     - Все зависит от твоих желаний, а неправильной реакции с твоей стороны быть не может. Есть лишь мои погрешности и недочеты.
     По голосу девушки, даже сквозь эту серьезность и бесцветность, можно было определить, что Иннеренн нет еще и 20… хоть речи ее совсем не соответствовали образу мышления молоденькой девушки, вступая в контраст с внешностью. Затем девушка согнула уже обе ноги в коленях, меняя позу, обхватила их руками и укрыла под красной тканью…
     - У меня нет оружия, если не считать клыки и когти. Тебе нечего остерегаться, если я все еще не напала. Я у тебя как на ладони, чего не сделал бы агрессор, ведь я чувствую, что ты тоже далеко не так прост. Моя жизнь в твоих руках… В чем ты меня подозреваешь? – Уже прямо спросила оборотень.

Отредактировано Innerenn (2009-04-08 00:02:56)

0

27

Ожидая ответов на свои вопросы, Винсент вдруг почувствовал странное…прикосновение? Было ощущение, что что-то едва заметно коснулось его висков, груди и ладоней. Но чувство было настолько эфемерным, что экс-турк не успел разобраться в нём. В это время девушка за спиной подала голос.
Немного недоумённо выслушав приставку к имени  в виде набора букв и символов, Валентайн начал подумывать о лабораторных образцах. А у кого у нас главная лаборатория? Правильно, у корпорации Шинра, Винсу ли не знать. Наверное, он ещё долго не забудет дни, сливавшиеся в недели и месяцы, с однообразными действиями в виде опытов и неутихающей боли.
- Иннерен, значит. Образец.
Оборотень отстранённо подумал, что при встрече с этой девушкой уж слишком много проснулось болезненных воспоминаний.
- Поэтому я и выбрал тихую жизнь в лесу…
Пока девушка послушно одевала плащ, Валентайн прикинул, сколько времени прошло с их встречи, и что делать с костром и чёрной водой. Здесь было два варианта – либо встречать «гостей» лоб в лоб, либо тихо наблюдать. Но для этого сначала надо окончательно разобраться с девушкой-оборотнем, фразы которой становились всё более странными.
- Все зависит от твоих желаний, а неправильной реакции с твоей стороны быть не может. Есть лишь мои погрешности и недочеты.
- Несколько минут назад мы вполне могли драться, а с учётом её навыков, ещё неизвестно, кто бы вышел победителем. А теперь такая покладистость.
Немного изменив положение, Винс едва заметно переместил центр тяжести, чтобы, в случае чего, можно было резко подняться.
- В чём я тебя подозреваю? Ты внезапно появляешься в лесу в тот момент, когда происходят изменения с озером. Причём, ты появляешься на поляне со следами пребывания чужаков. Ты оборотень, и, судя по номеру,  лабораторный образец. Возможность, что ты работаешь на Шинра, очень высока.
Недоверие в экс-турке, которое немного поутихло, снова начало разрастаться. Он не стал говорить с девушкой о том, что после того, как он поднялся из могилы, он то и дело ожидает удара от корпорации. Всё-таки он был турком, и знал многие секреты. А в Шинре на пенсию ещё никто не уходил.

0

28

     Рен сразу почувствовала, что Винсента захлестнули неприятные эмоции после того, как оборотень представилась. К тому же, он снова насторожился. Хотя… она его понимала: ей тоже было бы неприятно вспоминать о днях, неделях, годах… лабораториях и бесконечном копании ученых в ее теле. Нет, она не читала мысли и не знала его прошлое. Это была обычная наблюдательность, не более: оборотней в природе не существует, а все неестественное с подобной аурой – результат деятельности высших умов этого мира.
     Вместе с тем Винсент продолжал чему-то удивляться в ней и ее поведении, она это чувствовала. Перемещение тела за спиной не осталось незамеченным для Иннеренн; уже рефлекторно просчитывая возможные вариации, она пришла к своим выводам, но не стала напрягаться и настораживаться, продолжая сидеть все так же неподвижно и слушать доводы Валентайна.
     Логическая цепочка его мышления была ей во многом понятна, но о порядках в Шин-Ра и прочих нюансах девушка не была осведомлена, как и о том кто такой и вообще откуда взялся находящийся за спиной, вооруженный пистолетом тип  в красном плаще. Она только чуть сильнее сжала обхваченные руками колени. Понятно было одно: она уверилась в том, что Винсент – плод творения ученых и много об этом знает.
     «Говорит, что я из Шин-Ра… неужели сам оттуда? Или это просто предположение, потому что Шин-Ра имеет лучшие для этого ресурсы? Но в словах проявляется четкая линия явной не расположенности к личностям из корпорации».
     Иннеренн наблюдала и взвешивала каждое слово и движение, оценивая мужчину и добавляя к его портрету новые штрихи. Вместе с этим в голове проскочила мысль о том, что встреться они раньше – она бы не стала разбираться, ведомая ненавистниками Шин-Ра, и, скорее всего, после их встречи живым ушел бы только один. Сейчас же Рен была продолжительное время предоставлена самой себе и вынуждена была поступать так, как считает нужным она сама, а не ее Хозяин, хоть неприязнь к Шин-Ра оставалась в крови, костях, сердце и мыслях Иннеренн. Пропаганда в детстве даром не прошла.
     - Это невозможно. Меня создали с единственной целью – уничтожить корпорацию, игом нависшую над страной. – В роли все того же лишенного эмоций автоответчика, спокойно продолжала Рен. – К сожалению, искания создателей не увенчались должным успехом. До окончания экспериментов дожило слишком мало подопытных образцов. Подконтрольных и удачных было еще меньше. Даже не так… Удачных, в полном смысле этого слова, не было ни одного. Я – единственный, наиболее приближенный к этому понятию образец. Впрочем, рисковать после определенного инциндента никто не стал, и создателей с их трудами уничтожили, стерев с лица планеты и все упоминания о них. Думали, что уничтожили всех… Я выжила, получив критический порог повреждений. Должно быть, меня просто сочли мертвой… или не считали нужным в мясо раздирать тело девочки-подростка, имея слишком мало представлений об эксперименте. Но вместе с тем факт фактом: я, мягко говоря, недолюбливаю Шин-Ра и никогда бы не работала на корпорацию. Это абсурд. Это заложено создателями и идет в противоречие со всем моим существом.
     Сказанные ею слова пробуждали массу воспоминаний, но ни голос, ни внешнее спокойствие не изменились. Выдержав небольшую паузу, она спокойно продолжила:
     - Не напрягайся, я знаю для чего ты изменяешь равновесие. Можешь развернуться и достать пистолет, если так тебе будет спокойнее.
     А после этого уже тише и как-то еще отстраненнее добавила:
     - Можешь стрелять, если угодно. Я тебе доверяю, совершенно не зная кто ты и даже под прицелом. Быть может, я ошибаюсь... а что до озера - наши цели похожи: я тут из-за странностей, но по личным причинам.
     Рен снова прикрыла глаза, ожидая.

Отредактировано Innerenn (2009-04-10 08:22:02)

0

29

Лес  тихо шумел кроной над их головами. На небо понемногу набегали тучи, и в сгущавшихся тенях  деревья казались загадочными сказочными созданиями. А их мерцание можно было принять за способ общения с жителями леса. А может, так оно и было?
Винсент понял, что Забытая столица снова решила что-то шепнуть ему, уж больно резко он отвлёкся от странной девушки за спиной. Вот только что?
- Может, 'они’ возвращаются? Или мне просто не дают о 'них' забыть.
Тем не менее, надо было заканчивать разговор. С одной стороны, он не мог уйти из леса, пока не выяснит всё о «гостях», которые превращают воду в чёрную субстанцию и почти не оставляют следов. С другой, если девушка пострадала от опытов, надо помочь ей добраться до города, и попробовать пристроить хотя бы поначалу у Тифы. Валентайн уже почему-то не мог воспринимать её врагом. Но от недоверчивости, въевшейся за тридцать лет глубоко в душу, он тоже избавиться не мог. Хотя у неё, вроде, есть какие-то свои цели?
- Если твои цели не торопят, то я предложил бы тебе добраться до города. Тебе наверняка это будет полезней, чем брождение по лесу.
- Если она не связана с Шинра, то тогда в Мидгарде особой опасности для неё нет. Если она не станет совершать глупости направо и налево.
Девушка-волк довольно точно прокомментировала его премещения, и Винс, не скрываясь, встал, развернувшись наконец к ней лицом.
- Я же обещал, что больше не буду в тебя целиться. Поэтому пистолет останется в кобуре.
Теперь, когда ничего не закрывало лицо экс-турка, голос  его звучал громче. Наверное, Винсент чувствовал бы себя неуютно без привычного плаща, если бы ему давно не было всё равно.
А ещё у оборотня появилась возможность рассмотреть внезапно встретившееся создание. Было видно даже под плащом, что девушка хрупкая, и, скорее всего, подросткового возраста. Кожа была излишне бледной, волосы были какого-то нереально белого цвета. Обычные люди так не выглядели.
- Обычными люди долго не остаются в обществе учёных.
Большего по спине и кусочку плеч, выглядывающих из-под красной одежды, Валентайн определить не смог. Спиной чувствуя негативную энергию, исходящую от озера, оборотень решил задать ещё один вопрос:
- Ты говоришь, что наши цели похожи. Ты что-то знаешь об озере?

Отредактировано Vincent Valentine (2009-04-10 19:39:18)

0

30

     Услышав слова Винсента о возвращении в город, девочка вдруг внезапно съежилась. Вот куда-куда, а туда ей хотелось меньше всего на свете. Рен уткнулась лбом в колени, разметав по земле густые белоснежные пряди волос. Она сидела так молча… несколько минут, переваривая проскальзывающие воспоминания. Наверное, первый раз, за все время с их встречи, показывая признаки жизни человека, а не «запрограммированного хладнокровного робота».
     Винсент встал, развернувшись к ней лицом и окинув взглядом. Она резко повернула голову, откинув рукой мешавшуюся прядь белокурых волос и посмотрев на него через оголенное тканью плечо пронзительно-синими глазами.
     - Я же обещал, что больше не буду в тебя целиться. Поэтому пистолет останется в кобуре.
     Посмотрев со стороны на сложившуюся ситуацию… кто бы стал целиться? Перед Валентайном сидел практически ребенок, всем своим видом, скорее, напоминавший принцессу, кутающуюся в красное, чем жуткое чудовище - пережиток и плод ненависти к корпорации. Если выкинуть из головы все ее слова, произнесенные ранее и которые теперь еще больше контрастировали с внешностью, не желая вязаться ассоциациями к девочке, то многих ввела бы в заблуждение наружность этой белоголовой особы. Воистину, внешность бывает поразительно обманчива! Вместе с этим, Рен ничего не скрывала и Винсент уже прекрасно знал, что этот «ребенок» на самом деле как раз не так далек от монстра…и обладает достаточным набором знаний, чтобы быть и ему противником. Невольно думается, до чего же дошли люди… не правда ли? Стоит только представить, что в таком юном возрасте это уже конечная стадия эксперимента… а сколько было до этого и с каких лет они издевались над ребенком?
     На слова Валентайна со стороны Рен последовала какая-то странная улыбка-усмешка, выражающая смешанные чувства. Чего в ней было больше и какого характера - пожалуй, было не разобрать, а вскоре и эта улыбка исчезла так же внезапно, как и появилась.
     «Обещал… Как редко люди держат свои обещания… Возможно, именно это в тебе и стало причиной выбора. Ты не такой как все, и у тебя своя твердая позиция. Но сложностей тут будет масса. Я начинаю чувствовать себя клиническим мазахистом…»
     - Мне показалось, ты слегка напрягся после моих слов... только и всего. Я ведь не ошиблась.
     Иннеренн покрепче закуталась в плащ, будто ища у бесчувственной алой ткани поддержки в своей борьбе с неприятными воспоминаниями прошлого. Или просто радуясь какому-то проявлению заботы окружающего мира, тому что хоть кому-то было небезразлична она сама? Быть может и все сразу… Рен сама не понимала частично своих ощущений. Голод, холод, сухость или прочие проявления ее состояния – она понимала прекрасно, и могла оценить, но вот эмоции… Боевой единице они не нужны были. Точнее, нужно было их полное отсутствие, в чем ученые и просчитались, вернув ей сначала минимальную свободу воли и человеческой личности. Она перестала быть «машиной» с четкими алгоритмами и отсутствием чувств. А потом, после того как оборотень очнулась в лаборатории среди трупов, Рен уже стала самостоятельной в полной мере, к ней вернулась эта свобода, но она многого не понимала, изначально этого не зная… Вот например, почему она сейчас так себя ведет?! Что за странные ощущения…
     - Ты говоришь, что наши цели похожи. Ты что-то знаешь об озере?
     Вопрос вернул ее в реальность. Она должна была ответить. Впрочем, она и не делала из этого тайны…
     - Хм, возможно это покажется странным… Но дороги назад для меня уже нет. Никому не нужно мое существование и ничего теперь не исправить… - задумчиво начала она, переносясь из прошлого в реальность. – Знаешь, там… в мире… появилась какая-то подозрительная зараза. Я тонко это чувствую, и ты возможно этого не поймешь… Когда заболела Мидори что-то изменилось в моих ощущениях. И довольно сильно это ощущение здесь... в десятки раз сильнее… это как идти по ниточке к клубку… Быть может все это глупо, но я хочу выяснить и по возможности как-то помешать дальнейшему развитию событий по тому же печальному сценарию, что с ней. Моя маленькая месть, если будет угодно… А может быть просто долг того, кто медлил, теряя время и потеряв что-то более ценное.
     Девушка опустила глаза и уставилась в землю, продолжив тише.
     - Я не пойду обратно. Мне нет места среди людей, и ничто не держит… Биологически я когда-то может и была одной из них, но я даже этого не помню. Однако, самое противное - это осознание того, что ты бесполезен… просто ненужный хлам, который не в состоянии сделать нужное в самый необходимый момент.
     - Хоть после я это сделаю…
     И снова она была в смятении от своих эмоций... Отчего эта тлеющая злость, которая имела все шансы вспыхнуть от малейшего дуновения ветерка?

Отредактировано Innerenn (2009-04-11 20:08:41)

0


Вы здесь » Final Fantasy VII » Forgotten City » Аджит. Чёрное озеро.